Як не дивно, але у мурах бувають .. рабовласники!

В это время моему левому уху возвратился в значительной степени слух. Правым ухом я перестал слышать на побережье Гвинеи в результате порнуха предыдущего припадка. И вот без ухода (мой врач умер от чумы на Барбадосе) моя глухота усиливалась с каждым днем.

На гуановых полях китайцев держали в бараках под вооруженной охраной, а за их работой следили надсмотрщики с кнутами. Китайцы показали себя очень дисциплинированными и старательными работниками, но идеальных работяг из них все-таки не получилось. Виной тому было слабое здоровье кули, они умирали слишком быстро даже по меркам островов Чинча. Китайцев, попавших на Чинча в период с середины 1850-х по 1860 год, не выжил никто. В начале 1870-х годов положением кули в Перу озаботилось мировое сообщество, справедливо считавшее, что китайцев держат в фактическом рабстве, и ввоз уроженцев Поднебесной прекратился. Первое, что приходило в голову, — попытаться заставить вчерашних рабов остаться на плантациях, чтобы они трудились в качестве формально свободных, а фактически все таких же бесправных работников.

К статусу гражданина неграм позволяли двигаться мелкими шажками. Частично — это значит, что взрослому рабу-мужчине давалось 3/5 голоса свободного человека. Это, конечно, несколько укрепило позиции рабовладельцев. Знаменателен закон, принятый в 1793-м (во Франции как раз шла революция) о 500-долларовом (ого!) штрафе за помощь беглому рабу. Рабы запросились на фронт, чтоб там свободу добыть кровью. В нарушение закона, начиная с 1690 года, черным иногда-таки позволяли сражаться на колониальных войнах.

Конечно, тех из нас, что были на борту, это не коснулось. Продажа рабов посредством сутолоки наиболее распространена. Здесь все негры реализуются по одной цене, согласованной между капитаном и покупателями до начала торговли. В назначенный день негров высаживают и помещают вместе в большом дворе, принадлежащем купцам, которым корабль послан на консигнацию.

  • Полиция выгоняла его жителей на улицу, избивая людей и выбрасывая из окон их вещи.
  • По прибытии кораблей в Бонни и Новый Калабар принято отдавать снасти, спускать паруса на реях и мачтах и начинать сооружать то, что называют домом.
  • Негры так любят это, что выбирают мелкие кусочки тушеной смеси и делятся ими.

Питание каждого из них настолько скудно, что едва способно поддерживать организм. Здесь часто идут ливни, от которых негров почти не защищают циновки, а так как на дне каноэ постоянно присутствует вода, они почти постоянно страдают от избытка влаги. Переводчик оказался достаточно честным, чтобы сообщить мне о том, что ему предлагали. Ибо, хотя он привел те же доводы, какими воспользовался я после мятежа, объясняя, что их схватят на берегу снова и продадут на другие корабли, если они достигнут своей цели и выберутся на берег, это не возымело действия.

Во время своего прежнего знакомства с ним на Гамбии я был влиятелен и богат, а он – искатель приключений и пристанища. Дон Рикардо внимательно выслушал меня, а затем потребовал, чтобы я поклялся, что говорю правду. Тогда он спросил, поеду ли я с ним к донне Амелии, и вскоре мы поспешили к моему бывшему ранчо. Через три недели я выздоровел в Гаване от жуткого запоя с менее чем сотней долларов в кармане и как раз тогда вдруг встретил моего дядю Рикардо с изможденным лицом и похудевшим, словно на последней стадии истощения. И я последовал за ним, дрожа как лист, в комнату трактира у дамбы.

Пришлите мне один стул для отправления естественных надобностей и большой красный… [неразборчиво], одно ружье для меня со стволом в пять футов и два оловянных… горшка. Пришлите для меня лично хороший комплект бритв для бритья, несколько витых железных стержней длиной 16 футов, сотню таких стержней. Пришлите большие шапки стоимостью 2 медных стержня в счет пошлины и, пожалуйста, покажите их чернокожему торговцу. Пришлите несколько замков на продажу, несколько цепочек для меня, 2 медных чайника, 2 кастрюли, несколько медных котлов стоимостью 12 или 15 медных стержней каждый.

В детстве оно открывает каждому удивительный мир природы – слишком далекий, чтобы наши земляки-европейцы успели истребить всю местную фауну, как это случилось в наших краях. Это страна сказок, куда нужно долго-долго прыгать и бежать по тропинке, где реки вот-такой-ширины, а добрый доктор Айболит спасает зверей от злого разбойника Бармалея. Сочиненная Корнеем Чуковским история о страдающих на берегах Лимпопо животных однажды вызовет ассоциации с больными беженцами из Конго или Судана, чьи распухшие животы то и дело мелькают в теленовостях. Однако это будет потом, и Африка всегда останется для нас кусочком беззаботного детства, большой яркой книгой, страницы которой греют тебя даже спустя годы, холодной зимой.

ТІМОТІ СНАЙДЕР ПРО ВНЕСОК УКРАЇНЦІВ У БЕЗПЕКУ США ТА СВІТУ*

С ее щек сошел нежный румянец, а черные глаза, которые сверкали как звезды, были мрачными и полузакрытыми под длинными ресницами. Встречая нас, она слабо улыбалась, но вскоре тупела и становилась забывчивой. Донна Амелия в долине пальм тепло приветствовала меня, а дядя оставался в хорошем расположении духа с ней, самим собой и всеми другими.

Благодаря влиянию моего партнера я был гостем на многих плантациях по пути, что дало мне возможность изучить практику рабовладения в цивилизованной и демократической стране по сравнению с Кубой и Бразильской империей. Войдя на территорию плантации, я встретил раба, который тихонько провел нас в дом, освещенный свечами. В комнатах толпились мужчины и женщины, новые гости моего бывшего дома. Я оставался под апельсиновыми деревьями, но дон Рикардо пошел дальше и, переступив порог, пересек салун и подошел к дивану, на котором сидели донна Амелия с мулатом Де Соузой. Я видел, как засверкали его глаза, и слышал ее пронзительный крик, который последовал за выстрелом из пистолета. Сжечь дом и спустить флаг, – грозно ответил британский капитан.

Человек, а говорит она от лица на порядок большего числа граждан. И вот эта способность принести миллионы голосов и делает NRA весьма весомым аргументом на политической арене. В общем, к 68-му до многих начало доходить, что все эти законопроекты к делу безопасности не имеют никакого отношения. Реальная их цель – разоружение граждан под знаменами «борьбы за безопасность». «Контроль над оружием», пропагандируемый хоплофобскими кругами, никогда не имел никакого отношения к безопасности, но всегда касался только контроля в принципе. Если быть точным, он касался, прежде всего, изъятия оружия из рук любых инакомыслящих.

В точке четыре градуса южной широты обычно дует пассат, который довольно быстро несет нас к северу от экватора. В результате мы потеряли 28 рабов и, подавив мятеж, загнали всех в межпалубное пространство, утешив их добрыми словами. На следующий день мы снова вывели их на палубу, и в их присутствии наши матросы сурово отхлестали бичами зачинщиков заговора. Когда все правила были согласованы, подали блюда на ужин.

Дебютний альбом SoFaygo «Pink Heartz»

Временный дом, который всегда сооружался над палубой после прибытия к побережью, служил какой-то защитой от непогоды, но также препятствовал необходимой циркуляции воздуха. Смрад, исходивший от скопления чернокожих туземцев, вызывал отвращение у команды. Дым от мангрового дерева, которое жгли на борту, застилал глаза, а порой вызывал слепоту. Первое место, куда заходят корабли во время своего перехода в Вест-Индию и где обычно высаживают на берег больных подышать воздухом и пополняют запасы воды, – это или остров Сент-Томас, или Принцев остров.

Где сейчас живут рабы?

К тому времени как в Бразилии запретили рабство, из Африки вывезли 4,9 млн рабов. Сегодня в Бразили проживает самое большое количество людей с африканскими корнями (после Нигерии). В бразильской культуре существенно влияние культуры араваков, карибов и тупи-гуарани (особенно в языке, национальной кухне, народных ремеслах, фольклоре). По сравнению с африканским индейский культурный вклад выгладит гораздо скромнее.

Доктор добавил, что ему нужно вернуться в Новый Орлеан на прибывшем пароходе, направляющемся в Панаму. В связи с этим он попросил паспорт, без которого его не возьмут на пароход. Поспешив обратно в отель, доктор рассказал о своем удачном опыте американскому капитану и помощнику, которые, чтобы вернуться в Штаты, решили попытать счастья в роли людей, тоскующих по родине, и разочарованных золотоискателей.

Все государства поддерживали работорговле, видя в ней хорошее средство для быстрой и надежной колонизации своих отдаленных владений в Новом Свете. Ведь черные рабы могли жить и работать там, где европейцы, непривычные к тропического климата, гибли бы тысячами. Все заканчивается усмирением муравьями-рабовладельцами восставших, которые к тому времени успевают убить 30-50% личинок амазонок.

Капитаны кораблей нанимали их для погрузки товаров и воды или в качестве лоцманов. При виде туземцев-крумен пассажиры, охваченные ужасом и испугом, подняли адский вой. Матросы, пользуясь ситуацией, ходили между испуганными неграми и говорили им, что сейчас для них наступило время снять свою одежду и приготовиться идти на берег, чтобы быть похожими на людей, среди которых они будут жить. Когда они ушли вниз, туземцам велели подняться на борт, завести лодку за корму и держать ее на расстоянии каната, сброшенного с корабля.

Один матрос рассказывал, что он имел опыт рано утром вылизывать конденсат на клетках для кур, пока его секрет не раскрыли и он «не утратил монополию» в такой форме утолять жажду. Сколько времени невольничьи корабли отсутствуют в Англии, зависит от места назначения вояжа и количества кораблей, которое им случается встретить на африканском побережье. Вояж к Бонни, Старому или Новому Калабару обычно занимает примерно десять месяцев. Путешествия к Подветренному и Золотому Берегам гораздо менее предсказуемы, но длятся, как правило, от пятнадцати до восемнадцати месяцев. Чтобы обелить капитанов, занимавшихся работорговлей, утверждалось, что заболевшие рабы обычно кормятся с их стола. Однако большое число больных, появляющихся, как правило, одновременно, опровергает такое утверждение.

Седовласый, в светлом пиджаке адвокат – всю жизнь на судебных процессах защищал африканцев, пока сам не угодил в тюрьму, прошел сквозь застенки и пытки. Те студенты – покинули колледж, оставили на время науки, взялись за науку войны с ненавистным режимом. Сложили их вместе… Это были их песни и лозунги, их черно-красное слово «Африка», – описывал бойцов АНК Александр Проханов, бывший советский корреспондент в Анголе и Мозамбике.

Капитан Деннисон попытался это сделать, но встречный ветер и течение были столь сильными, что через восемь часов борьбы с волнами команда была совершенно измотана. Корабль лег на другой галс и пошел фордевиндом к Монтевидео. В девять вечера корабль обстрелял и захватил британский военный фрегат «Леда». Затем на борт «Анны» были возвращены командир призового судна и команда, которой было приказано идти к мысу Доброй Надежды, где ее освободил адмиралтейский суд.

Для удобства негров ничего нельзя было сделать до утра. Предупреждение оказалось своевременным, ибо едва прибойная лодка достигла нашего борта, как началось столпотворение. Мы делали все возможное, чтобы сдерживать негров, используя единственный аргумент, который они воспринимали, – сильные удары по голове. Тем не менее нас чуть не затопило, когда большое число туземцев навалилось на один из бортов лодки. Когда погрузка закончилась, мы взялись за весла и начали грести к нашему судну.

Урезанная норма воды отчасти связана с естественной ограниченностью полезного пространства на корабле. Ведь его трюм набит как можно плотнее товарами для торговли, потребности для матросов учитываются во вторую очередь. Помимо обилия пива и вина у них был большой чайник воды на каждое утро и еще один – на каждый вечер. Члены кают-компании не испытывали недостатка в воде и часто делились друг с другом водой.

Раньше я слышал о странном африканском расстройстве, широко известном как сонная болезнь, и внешний вид Марины в некоторой степени соответствовал некоторым ее симптомам. Но ее старая мама, знавшая об этой болезни, не верила, что она поразила ее дочь, и вскоре я убедился, что она права. Старая женщина утверждала, что Марина всегда возвращалась домой после посещения дома донны «заколдованной». Это насторожило меня, я порылся среди мелких принадлежностей туалета квартеронки и нашел доказательство того, чего опасался. Там имелся маленький пузырек, наполовину наполненный жидкостью, несколько таблеток, несколько маринованных манго. К концу 1816 года дядя отправился в Рио-Бассо и взял с собой донну Амелию.

На следующий день показались рисовые поля с десятками каналов, пересекающих их в разных направлениях. 29 августа шхуна стала на якорь перед Мале, поселением с примерно тремя тысячами жителей, в центре которого располагался рынок. Его хижины образовывали полукруг на холмистой стороне, обращенной к реке. Здесь капитан Биллинг организовал экспедицию в горы Конт, высившиеся к северо-востоку, для торговли на золотых рудниках. В то время шла война между верховным вождем ашанти, который правил в Мале, и Дагомеей. Многих пленников отправляли или вниз по реке для продажи в рабство, или в горы мыть золото.

Когда подали морской пирог, мы почтили ее память, доказав таким образом силу нашей любви к ней – даже после гибели. В понедельник задул сильный ветер, пришлось убирать паруса. Из-за недостаточного балласта судно стало очень валким. Мы убрали так много парусов, что, когда корабль кренился в наветренную сторону, почти было видно киль. Это доставляло много неудобств неграм в трюме, и при каждом сильном крене их быстро бросало в подветренную сторону, что оказывалось небезопасным. Жесткий бриз вызвал также сильное волнение моря, что привело к большому числу заболеваний.

Две недели он переживал ужасную агонию, перед тем как смерть избавляла его от нее. Был случай паралича среди негров, и испанец ничего не мог поделать с этим. Когда несчастная жертва брала чашку с водой, ее рука сильно дрожала, и это так забавляло негров, что они безудержно кричали и смеялись. Это были люди всех комплекций и возрастов – от грудных младенцев до мужчин и женщин сорокалетнего возраста. В ряде случаев метками было покрыто все тело – даже лицо не составляло исключения. Большое число из них имели, как и крумен, обточенные передние зубы.

Здесь не было никого, кроме негритянок, которые изъяснялись с нами непристойными английскими словами, сопровождая речь похотливыми неприличными телодвижениями. Женщины были голыми – только имели спускавшиеся посреди бедер небольшие повязки ткани вокруг их талий. Последние двадцать четыре часа мы провели в вязке вантов и укреплении, насколько возможно, такелажа. Из-за волнения моря мы так и не смогли остановить приток воды. В этот день мы питались хлебом, сыром и пуншем и очень сожалели о потере бочки бренди, которая хранилась в нашем лазарете. Приготовить мясо не представлялось возможности из-за того, что печь и топка были прострелены, и к их ремонту приступил наш оружейный мастер.

Он всегда вставлял остроумные возражения против всех аргументов, надоедал нам придирками к той или иной упаковке, подарку и бочонкам бренди. Было бы желательно, чтобы подобные типы не попадались на пути, что способствовало бы торговле. 24 июня в ранний час и при хорошей погоде мы мобилизовали команду на извлечение нашего единственного запасного якоря.

Мы видели жизнь потомков этих людей, заглянув на ферму к родителям наших знакомых буров. Несмотря на современную технику, все здесь напоминает о патриархальном укладе переселенцев, живших за счет труда черных невольников. Пользуясь массовой безработицей, фермеры задешево нанимают на работу черных батраков из соседнего городка.

Каждая женщина держала на острие копья вверху голову или ногу одного из расчлененных пленников. Я слышал о существовании у дагомейского вождя женщин-воинов – амазонок, – и это навело меня на понимание, к кому я попал. Такие идеальные и гуманные отношения на борту невольничьего корабля ни в коем случае не были общепринятыми, как будет показано во многих местах настоящей книги. Они не могли танцевать, если море штормило, их также держали внизу, когда шел проливной дождь. Тогда решетки люков закрывали брезентом, что усиливало внутри жару и духоту, от которых рабы чуть не задыхались. В такое время я обнаруживал женщин в обморочном состоянии или в бесчувствии.

Женщины в традиционных одеждах вповалку лежали на грязных тюках, окруженные голыми, бегающими детьми. По одну сторону Площади Свободы расположены современные коттеджи – но рядом, с другой стороны, располагался целый район самодельных хибарок, без канализации, света и водопровода. В центре, под огромным куполом, установлено символическое надгробие в память бурских переселенцев – и раз в год, в день бойни на Блад Ривер, на него падает луч света из проделанного под куполом отверстия. Посетив «Вортреккер Монумент» за день до этой даты, мы видели, как в пустом зале устанавливают сотни стульев для бурской элиты. Она ежегодно собирается в этом месте, ставшем средоточием идеологии и мифологии апартхейда. Ронни Касрилс, белый уроженец Йоханнесбурга, коммунист и один из лидеров боевого крыла Африканского национального конгресса, покинувший родину в шестидесятых годах, с горечью поражался ее социальным контрастам.

Deja un comentario

Este sitio web utiliza cookies para que usted tenga la mejor experiencia de usuario. Si continúa navegando está dando su consentimiento para la aceptación de las mencionadas cookies y la aceptación de nuestra política de cookies, pinche el enlace para mayor información.plugin cookies

ACEPTAR
Aviso de cookies

Selecciona tu negocio